?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

IMG_0119_1

11 ноября 2014 года в первый день Третьего всероссийского театрального фестиваля имени О.И. Янковского, проходящий в Саратовском театре драмы имени Слонова состоялась пресс-конференция с художественным руководителем театра «Сатирикон» Константином Райкиным и ведущей актрисой театра Еленой Бутенко-Райкиной.
Такие встречи и полученные от них впечатления смело можно называть «подарком судьбы». Вначале К. Райкин рассказал о том спектакле, который предстояло увидеть саратовским зрителям 12 ноября: «Класс-концерт Азбука актёра. Театральная школа Константина Райкина». Такой спектакль – это традиция школы. Он всегда идёт на учебной сцене. Студенты-второкурсники показывают свой накопленный опыт вхождения в профессию, увлечения театром, начало лицедейства. Но для большой сцены в спектакль введён ещё один персонаж – сам Константин Райкин, который также со сцены должен комментировать то, что на ней происходит.

IMG_0127_1

Фестиваль имени О. И. Янковского идущий на сцене театра, где Олег Иванович несколько лет играл – всегда повод вспомнить творчество любимого актёра. И Константин Райкин рассказал: «Мы никогда не работали вместе, но много общались. Актёрский театральный круг на самом деле очень узкий. Я много ходил в Ленком. Я видел все его работы, а из театральных ролей - роль Петра в спектакле «Шут Балакирев» считаю фантастической удачей. Янковский был невероятным патриотом этого театра. Он понимал, что театр даёт возможность актёру расти и развиваться. Очень сильный творческий характер, он развивался внутренними своими силами. Self made man.Мало кто так может.
Я был большой профессиональный поклонник его киноработ. На мой взгляд, он не уступает мировым величинам». Здесь Константин Аркадьевич отметил фильм «Любовник» (это так вообще шедевр кинематографа последних лет). Конечно постановки М. Захарова «Обыкновенное чудо», «Убить дракона», вспомнил роль в фильме «Мы нижеподписавшиеся», а про «Полёты во сне и наяву» сказал, что после этого фильма другим актерам уже надо играть с учетом этой роли Янковского.

IMG_0135_1

Затем Райкин обрезал одну молоденькую журналистку, неудачно сформулировавшую свой вопрос: «Я не буду рассказывать о забавных случаях на съёмках. Извините. Тем более перед спектаклем. Это первый выезд наших студентов. Это для них испытание. 2-ой курс. Они пока играли только на 100 мест, а завтра будет огромный театральный зал».
Вот уж точно никто не призван развлекать или веселить участников пресс-конференции. Да и зачем? Но энергичность и взволнованность, с которой говорил Райкин, тем не менее, оставляли место и для юмора. Истории же возникали по ходу разговора.

IMG_0111_1

На вопросы отвечала и Елена Бутенко-Райкина - декан актёрского факультета Высшей Школы Сценических Искуссвт, ведущая актриса «Сатирикона» Елена была ученицей великой Валентины Ермаковой и замечательного режиссера Александра Дзекуна.
Елена: «Мощные глыбы. Прекрасный режиссер, великая актриса. Я сама двенадцать лет преподаю. Всё у нас в профессии зависит о того, у кого учился. Я из Харькова сюда попала. Что дали? Понимание, что актёр, если не хочет быть ремесленником, должен развиваться как личность. Форма. Дзекун много работал с формой. Потом я училась в школе-студии МХТ, там научилась другим вещам. Но форма в Сатириконе очень важна, к ней особое отношение. Чему учим мы? А это пусть Райкин рассказывает»
И Константин Аркадьевич продолжил, но это был разговор, где и Елена, и третий участник конференции Шенталинский Сергей Витальевич активно дополняли

IMG_0129_1

Райкин: «По почерку можно определить, чей это ученик, почти безошибочно могу угадать, чей это курс — Женовача или Брусникина Хотя все мы идём от системы Станиславского, инстинктивно что-то даётся от себя самого. У нас: мощное профессиональное лицедейство. Я люблю энергичных, тех, кто не боится быть некрасивым на сцене. Это очень важно - актёрское бесстрашие. Но в то же время важно, чтобы выпускник школы мог работать и у другого режиссёра.

Тот, кто думает, что умеет всё – дурак. Профессия - это всё время движение в незнаемое, но азы актёрского дела надо знать хорошо. К сожалению, много недоучек и в режиссерах и в актерах. Школа же должна быть традиционной, консервативной, плохо, когда слишком рано проникает авангардное течение, это может сильно навредить. На что ориентированы студенты? Я совру, если скажу, что призываю их уезжать в Саратов (этакая четвёртая сестра: три призывают в Москву, а я в Саратов). Но в принципе надо уметь работать в профессиональном коллективе. И мы считаем, что только на практике актёр и набирается опыта и мастерства. И в провинции наши выпускники работают, в Новосибирске, в Рязани, и это лучше и правильнее, чем быть официантом в Москве, в Москве не надо просто так ошиваться».

IMG_0101_1

Мы их ориентируем на профессию а не на столичную жизнь. Первые два курса запрещаем что-либо совмещать. Да и когда? В 9.30 начало занятий, в 22.10 –окончание, включая воскресения. Два 45 минутных перерыва на обед. Два раза в год они должны показать самостоятельные работы, которые должны подготовить в свободное время (здесь общий смех в аудитории). А еще у них есть личная жизнь, которая вообще непонятно когда происходит. Вот сейчас в эту минуту предполагаю, что они быстро нагоняют потерянное. У нас: «театр-монастырь», «театр-суворовское училище». Хотя конечно, когда возникают ситуации, и делается предложение, которое может оказаться судьбоносным, мы не будем категорически сопротивляться, но человек должен сам сделать выбор. Как пример: Аня Чиповская, она ещё только на первом курсе, а её Валерий Тодоровский позвал в «Стиляги», на роль, которую в результате сыграла Оксана Акиньшина. Аня выбрала школу. Зато после четырёх лет заслуженная награда: у того же Тодоровского сыграла и очень хорошо в сериале «Оттепель».
У нас есть и свой агент в мире кино, ведь в начале ребята ничего не умеют. Кино их, по сути, использует, а искушений много. Почти все студенты не из Москвы, малоимущие, иногда даже не из крупных городов. Они проходят 3,5 месяца испытаний. Несколько сотен человек на место.
Когда учатся – все очень трепетные, в духе школы. Это потом появляются оборотни: становятся считалами, сволочами, предателями. Но это – жизнь. Кем мы гордимся? Вот имена: Никита Ефремов. Один Байрон, Глафира Тарханова, Артем Осипов, Сергей Газаров, Алексей Бордунов»

IMG_0150_1

Был задан вопрос, приходилось ли самому Констинтину Райкину выбирать. Народный артист ответил: « У меня были ситуации куда как круче. С 11 лет знал благодаря папе Марселя Марсо – известного в то время мима. Я им заболел. В 17 лет я поступил в Щукиноское училище. Марсо приехал в Москву, и к нему выстроилась очередь мимов. Я встал в очередь, показал что-то, и его это заинтересовало. Он позвонил отцу, что предлагает уехать на два года в Париж в его студию. Это в то время то! Но Борис Евгеньевич Захава сказал: «Тогда Константин будет ещё раз к нам поступать, он же там совсем другому научится». И я остался. Была история со Спилбергом, предложение участвовать в его проекте и гонорар внушительный. Но я сказал что не могу, «У меня ёлки». (В аудитории снова общий смех).
Райкин продолжил: « У каждого свой путь. Я свой выбор сделал. Я очень люблю вот эти свои повседневные обязанности.

IMG_0132_1


На вопрос, как же можно определить «своего студента» при конкурсе 350-400 человек на место, на что обращаете внимание. Энергоемкость. Обаяние. Личные качества.

Райкин: «Актерское дарование – это особая энергия. Вот их стоит десять человек. Ещё никто ничего не сказал, но мы уже начинаем смотреть почему-то на него, или на неё. Так в последний момент взяли Артёма Осипова из Саратова. А сейчас репертуар держится на нём. Бывают ошибки, и чаще всего ошибаешься в характере. Для актёра очень важна воля. Если нет воли – не сможет работать в театре.

Сергей Витальевич продолжил: «Плохо, когда идут только выплески. Нужно уметь повторять одно и то же не один десяток раз. Но и развиваться. Поэтому есть и отсев. Ну и что? Нам не годиться, а другим пригодиться. А иной раз такие ситуации наоборот сильно подхлёстывают людей, стимулируют их, учат. Олег Павлович Табаков очень жесткий. Много выгоняет. Нам всем говорит: «Работать надо только с талантливыми людьми». Хотя сам добрый, и ему такие ситуации тяжело даются. Однажды говорил, говорил с одной девушкой, потом решился: «Мы тебя отчисля-а-а-ем… Ну вот что ты наделала?» А потом заплакал.

Конечно, бывают ошибки. Как выбрать? Бывает. Можем покаяться. Например я когда-то не принял Сергея Маковецкого. «Успокойся. Меня в тот год никто не принял. Я думал, что умею читать. А читал ужасно»

IMG_0154_1

И снова Райкин: «Педагогика – невероятные эмоции. Твои дети, а у них получается! Если ты хочешь чтобы тебя учитывали в мире – с утра до ночи занимайся своей профессией. Особенно актерской. Так как слишком много всего уже достигнуто в мировом масштабе. Сейчас такая конкуренция, а иначе твои достижения будут интересны только твоим родственникам.
Чему еще учим? Служению, возможности стать лучше. Возможности приблизиться к Богу. Ведь актёр – это миссия. Я должен быть чист внутренне, когда я выхожу на сцену. Хотя бы временно, ведь рядом – мои товарищи, а в зале – зрители! Аркадий Исаакович Райкин не обладал педагогическими способностями, его подходы, его краски мало кому подходили, но он сам был ярким примером верности своей профессии. Вот чему хочется научить. Это - жертвенный путь. Страшно, когда так много непрофессиональных людей»
И Райкин закончил почти что афоризмом: «Толпы непуганых прохиндеев ходят по улицам».

***

Поскольку время быстротечно, и то, что должно было свершиться, уже свершилось. К сожалению, я не смогла попасть на сам спектакль 12-го ноября, поэтому процитирую журналистку Елену Маркелову: «Каждая «буква» этой восхитительной «азбуки» прозвучала звонко и незабываемо. Ребята показали настоящие мини-спектакли, в которых спрятана фирменная райкинская техника обучения актерскому мастерству. «Азбука актера» — команда высшего товарищества — служение искусству», — об этой цепочке, рождающей магию театра, наверняка будут говорить все без исключения участники фестиваля».

Мои же сильные впечатления от встречи с Константином Райкиным и его коллегами невольно сформировали ту призму, через которую стали восприниматься все остальные события этой недели, в том числе и профессиональные. И это не удивительно.